15:44 

buffay
Я тебя люблю. Твоя Марина.
Бывает наблюдаешь, как мать тянет своего ребенка за руку от безысходности, потому что не может дать то, чего он просит. А малыш плачет, кричит, не понимает, что этот мир абсолютно жесток со всеми. Со всеми одинаково. Просто кто-то показывает свои шрамы, а кто-то прячет. И тем хуже для этого ребенка, ведь он попадает под удар вместе со своей искренностью и добротой. Я бывала на месте таких детей. Я опишу, если такие вещи еще хоть кому-то интересны..
Я вспоминаю запах свежих продуктов, который ассоциировался у меня с достатком. Мы приезжали к моей тете очень редко, потому что едва ли я могла приникнуть к ней и поговорить, посмеяться, поплакать. На абсолютных папертях была моя мама в доме своей родной сестры. Я не помню зачем мы приезжали к ним, но точно помню, как мама покупала нам поесть, иначе дело было худо. Честно признаться, становится стыдно за таких персонажей в моих историях — они реальны, от того и чудовищно это. Не по-человечески. Мы гостили ровно одну ночь. За эту ночь мы успевали услышать и увидеть многое. Даже моим 6-7 летним взором ребенка я четко осознавала, что мы нежданные гости. Что же чувствовала моя мама, когда слышала сквозь не всегда прикрытые двери, что делалось нарочно, брезгливые высказывания. Удивительно было и то, что мои сестры вели себя также. Казалось бы, ребятишкам все равно — кто, что и с кем не поделил, но здесь все было не так. Дети смотрели с полнейшим отвращением. Хотелось зарыться с головой в землю или исчезнуть вовсе. Проклинали себя за то, что допустили мысль об этой поездке и приехали, потратив последние деньги. Я пытаюсь вспомнить, и, кажется, все это мы делали, чтобы увидеть папу один раз в полгода. Мы жили далеко от него, переехать не было возможности, и эти края не сходились. Прошло больше десяти лет, все должно было забыться и стереться, но ничего не смылось из памяти. Я все еще помню как рано-рано утром мама будила меня, собирала наши никчемные вещи и заплетала мне косы. Я даже не успевала толком проснуться. Наша родственница даже не провожала нас. Мы молча открывали дверь и уходили. И вот когда мама за руку выводила меня из той квартиры, пахнущей продуктами и достатком, я скучала по жизни, которой у меня не было. А мама плакала от того, что не может мне ничего позволить. От того, что есть на свете вещи, которые даже она дать мне не в состоянии. В этот момент я была этим самым ребенком, а моя мать, человеком сохранявшим веру. Она забывала о своей гордости и стучалась в закрытые двери. Даже в те, где угощение — это западло. Последний наш приезд в этот дом в то время имеет невообразимую тоску. «Ничего никогда не изменится» - вот что было в наших сердцах. Спустя столько лет я снова ощущаю эту безысходность. Полную потерю веры в людей и в их доброту. Я точно знаю, что от той бедной до вполне обычной семьи мы долго карабкались вверх. Было еще не мало падений. И теперь, ощутив это мерзкое чувство, которое даже не имеет цвета, чтобы описать, я думаю, что не имею в своем лексиконе слов, способных успокоить и обречь этот рассказ на приятный конец. Я не знаю откуда я снова найду силы. Повсюду одни и те же закрытые двери.

URL
   

China Town

главная