03:51 

Двенадцатое лето

buffay
Я тебя люблю. Твоя Марина.
Название: Двенадцатое лето
Автор: Morskaya*
Рейтинг: G-General
Жанр: Драма
Права: Копирование строго запрещено!

Это было мое двенадцатое лето. От зноя все сливалось вокруг, но я дышал полной грудью и ловил легкие порывы ветра кончиком носа. Мы лежали в траве, почти полностью закрывающей нас. Здесь прекращалось существование чего либо; была природа и ощущение чего-то безграничного. Солнце светило мне прямо в глаза и я готов был уснуть. Вместе с этим желанием боролось другое — окунуться в прохладную воду и плавать бесконечно долго. В голове отсутствовали любые мысли, кроме тех, что были о Луизе. Я повернул голову и меня ослепила яркость ее волос при солнечном свете. Она лежала с закрытыми глазами и, улыбаясь, вытягивала свое личико на встречу солнечным лучам. Я смотрел на ее длинные рыжие волосы и думал, что они самого прекрасного цвета. От них отдавало медью и она превращалась в прекрасную птичку. Ее образу соответствовал и голос — она пела дивно. Я знаю это, потому что часто слышу как она напевает какую-нибудь мелодию. Однажды Луиза спела мне песню «Милый друг», когда я заболел и с тех пор слова этой песни во мне навечно. Я не знаю откуда она берет все эти напевы, потому что мне они не известны. Мне иногда кажется, что она придумывает их сама, и, может, даже на ходу. Все может быть, это на нее очень похоже. Мы можем часами напролет молчать, а бывает, что идем по улице, она вдруг резко хватает меня за локоть, восклицая: «знаешь что?!» Я, конечно же, не знаю, потому что она непредсказуема и в ее голову может прийти что угодно. Как, например, сегодня Луиза предложила следующее:

- Давай придумаем новые чудеса света и завтра запишем их?

Разумеется, я ответил «да». Я не мог найти друга лучше. И я думал об этом пока бежал домой. Мы попрощались с ней затемно. Я помню как перед расставанием она воодушевленно твердила о том, что, по ее мнению, является чудесами света. Луиза говорила о родителях, радуге, художниках, песнях и книгах. Мы бежали под дождем, словно детство заканчивалось завтра; словно все заканчивалось завтра. Как только я проводил свою подругу до дома, я быстрее ринулся к себе, чтобы услышать мягкие мамины замечания, увидеть отца, который постоянно читает газету, как будто ему шестьдесят лет, поиграть со своим псом Роджером. Все это было моей частью и моей долей. Я уже почувствовал вкус компота во рту, который я собирался испить дома от жажды, но все вдруг замерло. Единственное, что я помню, это дождь, капающий на мое лицо. Я думало своем друге, а потом я умер.


Моим странствиям не было конца. Я бежал по плохо освещенному туннелю и плакал. Мне было холодно и страшно. Я хотел обнять маму, хотел, чтобы отец защитил меня, потому что он мог. Они оба могли. Но я был один, и я бежал все дальше и дальше, но выхода словно вовсе и не было. Где-то позади я услышал шаги. Глубоко в моей голове я осознавал, что здесь никого кроме меня не может быть. Я знал, что умер и поэтому был даже немного не рад тому, что мне придется с кем-то делиться днем своей смерти. Я стоял как вкопанный, все думая: а вдруг пройдет мимо? Но шаги становились все ближе и ближе, и вот они затихли. Я не слышал ничего. Я зажмурил глаза, пытаясь очнуться от этого кошмара. Мне хотелось резко открыть глаза, струхнуть грязь со штанин и бежать домой, улыбаясь недоумевающему сбившему меня водителю. По крайней мере, я помню яркий свет фар; видимо, меня сбил автомобиль. Несмотря на мои предпочтения, я оставался в туннеле и пора было открыть глаза. Я повернул голову. Рядом со мной стоял высокий светловолосый мужчина лет сорока. Я не разбираюсь в таких вещах, но отмечу, что к такому возрасту он имел слишком "юный" цвет волос.
- Ну, здравствуй, неосмотрительный Джон, - поприветствовал он, не поворачивая головы в мою сторону.
- Вы знаете меня?
- Будь вежливым, где твое "здравствуйте" или хотя бы "мама и папа учили меня не заговаривать с незнакомцами"?
- Здравствуйте, учили. Но в моем положении, знаете ли, нет времени на то, чтобы разбрасываться собеседниками.
- Это ты верно подметил, - мужчина наконец взглянул на меня.
- Можно спросить?
- Правильнее будет: можно задать вопрос?
- Сэр.. - я пытался возразить, потому что не было времени на грамматику. К тому же, я не понимал к чему он прикопался.
- Я даже не сэр. Здесь нет определений. - Я не знаю что пугало меня больше в этом человеке (если он человек вообще). Его решительный тон или то, что он светился в темноте.. Хм..
- Тогда кто вы?
- Я твой ангел-хранитель. Должен признаться, я шокирован тем, что ты, такой умный парень, вел себя столь по-детски.. Выбежал на дорогу, убил себя.. - в его голосе пробивалась какая-то досада.
- Я не убивал себя. Это..
- Уже неважно. У Джорджа Капоро больше нет прошлой жизни. Его дети и жена теперь надолго разлучены с отцом. Ты сломал ему жизнь. - Я взглянул на него вопросительно. - Это водитель, - пояснил он.
- Я не хотел умирать, поймите. Я просто бежал домой, чтобы скорее наступило утро и я смог увидеть Луизу.
- Луизу можно увидеть и ночью! - он повысил голос. - Прости, нам не положено кричать, но я огорчен этой ситуацией. Твой час еще не настал, а ты уже в туннеле. Так не годится. Нужно что-то придумать..
- Вы хотите вернуть меня к жизни?
- Я думаю, у нас все получится. Однако, ты уже не вернешься к прежней жизни.
- Я стану каким-нибудь пауком?
- Ну что ты! Нет, этого не случится. Хотя, я боюсь предполагать, потому что я только вчера говорил своему коллеге и ангелу Луизы, что ты не в коем случае не умрешь. - Он замолчал. - Не качайся больше на тарзанке. Обещаешь?
- Ээ..наверное. Если Вам станет от этого легче и Вы перестанете сердиться на меня за то, что я вдруг неосмотрительно умер.
- Небеса.. - вздохнул он. - Ты умер ИЗ-ЗА неосмотрительности. В какой школе тебя учили грамматике?
- Вам лучше знать. - Хранитель взглянул на меня и, кажется, решил закончить на этом свои уроки.
- Что ж, за дело. Пойдем, подберем тебе жизнь.


Мимо нас проходили разные люди. Разного цвета кожи, разных национальностей, разной веры. Именно здесь меня начали посещать еще более невероятные мысли, чем при жизни. Мне хотелось узнать куда они все идут, что преследуют. Глаза их были словно зомбированы, как у папы в конце рабочего дня. Оглядываясь вокруг, я пытался понять где мы. Может, парим в облаках? Может быть, мы в длинном белом коридоре? Или быть может, гуляем по аллее. Люди, проходящие рядом, и вся эта обстановка напоминала улицы в семь утра. Такое чувство, что я не умирал. Наконец, картинка моего местонахождения начала проясняться. Мне было любопытно куда уходят умершие люди, и вот, кажется, понял. Мы шли по длинному, бесконечному, деревянному мосту. Эта деревянная развалюха была почти под водой. Я был уверен, что этот мост такой из-за нескончаемого количества мертвых. Кругом была вода. Где-то далеко виднелся лес, и мост словно уходил в рощу. Но сколько бы мы не шли, мы не могли оказаться ближе. Мне показалось, что это место похоже на болото,где должны были обитать цапли, камыши и подобная сказочная мишура. Но, к моему удивлению, это место выглядело до ужаса спокойным и безмолвным. Это действительно пугало. В точности как и пустошь в этих людях. Они настолько разные, что в глазах рябит. Я не понимал, как можно было создать столько похожих людей. Вот здесь я и подумал, что близок к Богу, потому что, наконец-то, задал вопрос, касающийся Его самого и Его творений. Может быть, он тоже жаждет быть пойманным? Мой дедушка рассказывал мне, что всякий убийца мечтает быть пойманным, и все для того, чтобы показать себя. Возможно, Бог хочет того же? Какой смысл создавать нас, если потом нельзя увидеть обезумевшие глаза людей, неспособных на такое? Возможно, я не прав. Мне двенадцать.
Тем временем я резко повернул голову, чтобы разглядеть лицо парня, но поймал лишь затылок. Их стало не меньше и не больше, но я словно увязал в этом и становился похожим на них. Такое ощущение пугало сильнее, чем их глаза-гипноз.
- Они мертвы? - спросил я.
- Почти, - Хранитель выдал мне весьма опрометчивый ответ. Он отвечал прежде, чем я успевал договорить.
- Как это почти? - остановился я.
- Здесь нельзя останавливаться! - в ужасе воскликнул он. Я не успел задать короткий вопрос ''почему'', тысячи глаз таращились, а потом люди начали бросаться на меня, пока я не упал в воду. Даже под водой они кидались на меня и душили. Я ничего не чувствовал, но очень надеялся наткнуться на дно. Но сколько бы я не падал вниз, дна как будто и не было вовсе. Меня что-то ударило, а потом резко выбросило на мост. Я не успел ничего подумать, как Хранитель взял меня за шкирку и поставил на ноги, заставляя продолжить ходьбу. Все остальные проделали тот же трюк, что и мы. Они успокоились и можно было подумать, что меня никто не топил. Очень интересно.
- Потому что ты им помешал. Ты белая ворона — ты остановился. Кто не движется никуда, тот обречен на смерть. Вперед ты идешь или назад, это не имеет значения. Тем более, здесь как и в жизни, откуда тебе знать какая сторона ведет вперед, а какая в обратном направлении. Тупик.
- В какую сторону я иду, та и верная. Значит, я иду вперед, - я не сдавался.
- Все так думают, - пожал он плечами. Я не унимался и продолжил.
- Куда мы идем? В тот лес? Но он все дальше и дальше.. - я даже не давал шанса ответить. Кажется, я зол.
- Умерь свой пыл. Нам не туда. Лес — это цель для каждого из них. Без цели никуда, нужно двигаться к чему-то.
- Как все задумано у вас тут, а.. - я совершенно сбит с толку и решил закрыть свой рот. Держу пари, эта идея устраивала всех.

@темы: Морская, Проза

URL
   

China Town

главная